?

Log in

No account? Create an account

«Я знаю, где сокровища Радзивиллов»

В последнее воскресенье января ученые нашей страны отмечают свой профессиональный праздник — День белорусской науки. В этом году он пришелся на 25 января. В преддверии праздника мы обратились, пожалуй, к самому известному ученому нашего города — доктору филологических наук, профессору, ведущему специалисту страны в области фольклористики, автору 38 книг по мифологии и истории родного края — Алексею Ненадовцу.



— Алексей Михайлович, что повлияло на Ваш выбор профессии? Почему Вы пошли научной стезей?
— Это началось давно, на 3-м курсе университета. Мне повезло с хорошим учителями — Николай Михайлович Гринчик и Владимир Васильевич Аниченко. У меня сработала обыкновенная человеческая зависть: они столько знают! Я часто говорю, что завидую белой завистью — стараюсь догнать человека.
Однажды с Николаем Михайловичем на занятиях мы рассматривали ранние поэмы Янки Купалы. Он вызвал меня, и я отвечал минут 40 первого часа занятий. После перемены он подошел и говорит: «Есть еще, что сказать?» И еще — минут 20. Позже он вызвал меня к себе на кафедру и спросил: «Профессором быть хотите?» Вот с этого и началось…
Если чувствуешь, что в этой области ты можешь многое, то нужно использовать себя.

— Какими чертами характера должен обладать человек, претендующий на успех в научной сфере?
— Дисциплинированность, пунктуальность, умение говорить коротко и понятно, умение писать, умение анализировать, умение слушать и разговаривать с людьми, умение молчать там, где нужно, и умение помочь человеку, направить его в нужное русло. Это, безусловно, стремление к самообразованию и многочтение запоем.

— Вы родились на Пинщине — богатом фольклорно-этнографическим наследием Полесском крае. Как считаете, это определило каким-то образом Вашу судьбу?
— Знаете, еще Геродот говорил: « В слияниях Пины на несколько дней в году жители превращаются в зверей». Скорее всего, он видел обычный колядный обряд и зафиксировал это. Видно, этот обряд был не такой, как сегодня — с пьяными мордами, с гармонями. Тогда, видно, была настоящая имитация поведения, движений, привычек зверей, одевание их шкур и т.д.
И потом… многие польские и российские исследователи считают именно Полесье колыбелью европейской культуры — древней, самобытной культуры. Наверно, это глубоко в подсознании повлияло на меня. Потому что нигде, как на Пинщине, я не чувствую так тонко природу и людей.

— Как Вы выбираете тематику своих работ?
— Я — кот, который гуляет сам по себе. Мне понравилась тема, я беру ее и разрабатываю. Нет опасности «влезть» в тему, над которой работает другой исследователь (есть такое негласное правило у людей науки), потому что многие аспекты, к примеру, нашей народной мифологии, не исследованы. А те исследования, которые есть, — просто записи этнографических и фольклорных произведений без теоретического анализа.
Но первым идти значительно сложнее: не знаешь, где ты ошибся. А потом, когда уже написал, видишь: вот здесь — слабое место. Потом ждешь, напишут об этом или нет другие. Не пишут. Сложность темы отпугивает многих.
Я работаю по наитию. Смотрю, как мои коллеги с нескрываемым уважением и завистью ко мне относятся. Значит, я попал в ту обойму, которая не дает мне повода повернуть назад.

— Вы в будущем собираетесь возвращаться к написанному с целью что-то изменить, доработать?
— Если буду жить 2 жизни, то обязательно. У меня нет на это времени. Хотя, конечно, над некоторыми своими книгами я бы хотел сейчас поработать. Потому что к настоящему времени появился новый материал.
Книга, которую я ни в коем случае не хотел бы дорабатывать, — «Святло таямнічага вогнішча». Она до сих пор пользуется большой популярностью. Не дорабатывал бы и «За смугою міфа», «Каму пакланяліся продкі».

— Известно, что сейчас Вы издаете книги на свои средства…
— Да, выходить на Минск считаю несолидным. Все эти условия издателей, обещания гонорара… Ты его получишь, только когда? Года через 3? Да дело даже и не в этом. Если раньше книгу вычитывали 4 человека — корректор, редактор, заведующей редакцией и автор, — то сейчас только 1.
Издавая книги на свои деньги, я их, конечно, полностью не возвращаю. Но хочется, чтобы твои книги читали. И когда мне говорят, что на мою книгу очередь, значит я затронул некоторые аспекты так, что читателей взволновало. Это воодушевляет.
А с другой стороны, это большая ответственность, ведь написанное остается.

— Был ли в Вашей практике случай, когда становилось страшно от того, что Вы обнаружили? Что произвело на Вас очень сильное впечатление?
— Когда собирал материалы для книги «Сілаю слова. Белая і чорная магія», я около года не мог ходить — страшно болели ноги. Я просто где-то напоролся на сгусток отрицательной энергии, который и сделал свое черное дело. Еще?
В одной своей работе я затронул интересный аспект — радзивилловские сокровища. И мне некоторое время казалось, что я их по ночам ищу, что знаю, где они находятся. А мне, действительно, кажется, что я знаю, где они. Их все время искали не там, где нужно. Пускай лежат.

— Над чем Вы сейчас работаете?
— Дописываю книгу о Владимире Короткевиче. Ему в этом году исполнилось бы 80 лет. Я уже жалею, что начал — очень тяжело идет. О нем мало пишут. Хотя и говорят, что Короткевич — один из самых читаемых белорусских писателей, публикаций о нем немного, а солидных исследований вообще нет.
Собираюсь издавать «Міфалогію маіх продкаў» (страшно подумать, сколько это будет стоить!) и привожу в порядок «Скарбы роднай зямлі» — книгу, написанную 14 лет назад.
Начал собирать материал для автобиографической книги о своих родных и близких…
Но, не забывайте, есть еще и такой известный принцип: если утром пошел на работу и по дороге встретил черта, бабу или начальника, то день не удастся. А вы попробуйте пройти по Бобруйску, чтобы не встретить ни первого, ни второго, ни третьего.

— О чем Вы мечтаете?
— Мечтаю о том, что у меня будет свой домик «4 Х 4», кот Вася и собака Миша (почему так? Не знаю.) и, возможно, еще поросеночек. Что вокруг не будет ни одной живой души километров на 10… Самое интересное, что потом окажется, что эта идиллия ошибочна и ты не выдержишь 10-километровой тишины.
Мечтаю о том, что напишу свою самую лучшую книгу, что жена и сын будут здоровыми, что у них будет все получаться. А если будет у них, то обязательно — и у тебя. Закон такой.

Ольга ЧЕРНЯВСКАЯ

Comments